?

Log in

No account? Create an account
Oct. 8th, 2014 @ 02:07 am Лев ЛИБОЛЕВ, "Умирать, понимая"
После девятимесячного перерыва в серии внепланово вышли две книжки. Одна из них – «Умирать, понимая» одессита Льва Либолева. О себе Лев говорит: «Стихи пишу с лета 2008-го года. До этого никогда не писал и поэзией не интересовался…». Плодовитость этого незаурядного автора просто поражает – по его признанию, написано уже более 2 000 стихотворений. Хотя далеко не все Лев считает возможным опубликовать.
ЛИБОЛЕВ УМИРАТЬ ПОНИМАЯ

В этом году вышла первая книжка Либолева – сборник стихотворений «Мысли вслух» (Издательство «Союз писателей», 2014). Ниже – фрагменты из предисловия Анастасии Русских.

ЖИЗНЬ В ГЛУБИНУ

…Позвольте познакомить вас с первым сборником одного из самых интересных русских поэтов-современников Льва Либолева. Буквально с первого стихотворения вы поймёте, что строки эти написаны настоящим Мастером слова. А со второго – получите великолепный мастер-класс на тему этапов развития умения обращаться с поэтическим слогом… с неоднозначным, но для некоторых, безусловно, полезным выводом…





…Что же такое Мастерство? Существуют разные суждения об этой тонкой материи, но несомненно, что в числе прочего это – умение писать о предмете так, чтобы ни словом не упомянуть о нём впрямую, оставляя читателю возможность мысленно «дорисовать», догадаться… о любви – без слова «любовь»… …Одиночество. Хотя само это слово на его страницах вы не найдёте. Одиночество – не как беда, но как естественная форма бытия поэта…

Ответственный секретарь издательства «Союз писателей» Анастасия Русских

Для полноты картины отдадим дань цитированию ещё раз:

Поэт, прозаик А. ПАХНЮЩИЙ:

«…Стихи Льва отличаются сочетанием нескольких стилистических и технических качеств (характеристик), которые делают их привлекательными, а почерк автора - практически неповторимым…»

«…На стилистику языка Либолева имела (имеет) влияние школа Бродского. В лучших её проявлениях. Копирования Бродского нет - однозначно. Но есть соблюдение традиции тяготения к правильному живому синтаксису фразы - редкое даже сегодня проявление лучшей и самой сложной из сторон акмеизма…»

«…Лексический ряд – незаметен. Этому способствует огромный внутренний словарь автора. Так бывает из-за точного попадания авторского слова в ассоциацию. В результате ассоциативный ряд ненавязчив и мягок, стихи идут одним потоком и не вызывают трудностей при чтении. Собственно чтения как такового и нет, оно незаметно (как процесс) и освобождает внимание для сознательного и запредельного восприятия текста…»

«…Личность автора. ...А какая разница? Это тот вопрос, который при несомненном интересе к нему, трогать запрещено. Потому что наличие или отсутствие тех или иных черт личности, характера автора, наличие или отсутствие знаков отличия, дипломов или сборников отнюдь не мешают чтению и восприятию поэзии Либолева…»

«…Как-то так – о серьёзном авторе. Как-то так...»

Александр Пахнющий –
зав. отделом информатизации в филиале Ставропольского пединститута


Три стихотворения Льва Либолева

Крошки

Вчерашний мир вмещается в баулы -
навечно отчуждённый переулок,
и градусник, забытый на окне...
На ржавом сливе - крошки черствых булок...
Кому клевать... ведь птиц в помине нет.
Отъезд зимой. в шкафах открыты дверцы,
посыпан пол корицей, солью, перцем...
В ноздрях щекочет, запах ест глаза.
Часы заводят мерзенькое скерцо,
глядит в окно усохшая лоза.
Квадратики от фото и картинок
на стенах... Словно войлок - паутина
в углах, где были кресла и диван...
Дворовый кот - ледащая скотина,
протиснулся в прихожую едва,
и замер в ней знакомцем долгожданным,
обнюхивая чутко чемоданы...
Ну как прогнать, ведь он же в доску свой.
Фальшивенько гнусит фортепиано -
квартиры постоянный часовой.
Прохладный ветер хмуро сдует крошки,
и мир, что отъезжающих тетёшкал,
что въелся до печёнок и кишок.
Им скажет - ну, присядем на дорожку...
Они в ответ - давай на посошок.


На юга

Ты опять на юга?
Где широкие листья агав
покрываются патиной сизой, и полнятся соком...
Покупаешь билеты, хотя и цена дорога,
и торопишься очень – не время болтать о высоком.
Помолчим, помолчим...
Для молчания много причин.
Вдалеке от боёв, но по разные стороны бойни,
подойдём к продавцам, пусть дешевле дают на почин
молодого вина, это всё таки благопристойней
перебранки любой.
А тем боле – дети с тобой,
неудобно при них... Что ж, дорогу осилит идущий.
Слава богу, всё тихо, никто не пугает пальбой
ни тебя, ни меня. И молчат огрубевшие души –
мой потерянный юг,
он тебе и не враг, и не друг,
просто зноем ожёг... Твой столичный, задумчивый север...
Лист агавы широк, от напитанной влаги упруг,
а ещё – вездесущ, и достаточен при самосеве
на любых площадях.
А немного ещё погодя,
ты уедешь туда, и оттянешься очень нехило...
На дорожку присядем, помянем погибших солдат,
не надеясь, что кровь перебродит когда-то в текилу.
Экзотический вкус,
и, виском прижимаясь к виску,
побормочем – прощай, расставаясь, как будто навеки...
Там погибнут агавы, цветущие в самом соку,
нам с тобой лепестки, как монетки, роняя на веки.



Листопад

Она перечитает их давясь,
как после многодневной голодухи.
По осени, когда она не в духе,
глотает незатейливую вязь
твоих стихов. Дивясь чему невесть,
что связи слов, похожие на взвесь,
насыщены особенным эффектом...
Читаешь их - и в сны приходит некто,
прервёшься - он уже и вышел весь.

И снова голод внутренности свёл,
а жажда забивает горло ватой...
Блуждает взгляд её подслеповатый,
отыскивая что-нибудь своё
на загнутой странице. Что с того,
что крыша крыта жестью листовой -
от сырости осенней не спасает.
Она болеет осенью. Босая
ступает невесомо... Тетивой

натянуто пространство. Листопад,
и птичий гам высвистывает гаммы.
От палых листьев тянет фимиамом...
Касается уверенно стопа
холодных плиток пола. Перечесть,
причастием на лиственной парче,
насытиться, наесться впрок до срока...
Скрежещет белобокая сорока,
как будто говорит - пора б и честь...

Но осень не дочитана. Туман
раскладывает листики по полкам...
Читательница будто на иголках,
сбивает их в огромные тома.
Ей вышептать бы стих в твоё плечо,
щекочуще, надрывно, горячо...
Забыть, что ты бесчувственный философ,
читать тебя, босой, простоволосой,
и спрашивать - а хочешь - перечтём.

About this Entry
ОРАНЖ